Генриетта

Все девушки, по сути, примерно одинаковы. Красивые девушки красивы одинаково, некрасивые, будем считать, одинаково обаятельны. Но давайте я вам расскажу про очень неодинаковую девушку. По-настоящему уникальную: бессмертную в самом буквальном смысле.

Henrietta Lacks, woman whose cancer cells are the source of the HeLa cell line, the first immortalized cell line and one of the most important cell lines in medical research.
Henrietta Lacks

Вот девушка, в модном пальто, звать Генриетта Лакс, 1920 года рождения. Потомок белых плантаторов и их черных рабов, десятый ребенок в семье, мать скончалась при родах, отец бросил — ну да неважно. А важно, что Генриетта Лакс в 1951 году умерла от рака — который, как ни парадоксально, сделал ее бессмертной.

Дело в том, что образец раковой опухоли Генриетты наотрез отказался умирать. Более того, помещенный в питательную среду, он не старел и очень быстро размножался — что делает и до сих пор.

Эту первую в мире вечную клеточную культуру зовут HeLa. На ней были опробованы неисчислимые множества экспериментальных лекарств и вакцин. Например, все должны сказать спасибо Генриетте Лакс за вакцинацию полиомелита.

Клетки Генриетты пересылали в обычном почтовом конверте, они выжили и не перестали делиться. Их отправляли в космос — благополучно вернулись и делятся. Они настолько активны, что, случайно попав на пылинки в воздухе или на плохо очищенные инструменты, быстренько заражают другие лабораторные культуры. Генриетта запутала результаты не одной сотни экспериментов: распутать, где первоначальная ткань, а где она, Генриетта, практически невозможно.

По некоторым оценкам, Генриетта без приглашения живет в 10–20% лабораторных образцов в Америке. В 1972 году, когда началась наша с американцами совместная программа борьбы с раком, советские лаборатории получили свою порцию Генриетты. Очевидцы рассказывают про мат и вопли о советских образцах, нещадно загубленных агрессивной капиталистической материей.

Интересно, что клетки Генриетты в самом начале были заражены вирусом папилломы (смотреть в википедии, ничего хорошего), то есть вступили с ним в тесные отношения и обменялись интересными отрывками из ДНК. После этого стало неясно, сколько, собственно говоря, у Генриетты хромосом, и какого она теперь биологического вида. Различные сублинии HeLa имеют от 49 до 78 хромосом, в отличие от нормальной кариограммы (смотреть в википедии, ничего интересного) человека, содержащей 46 хромосом.

Биолог Ли Ван Вален предложил считать HeLa совершенно отдельным видом, Helacyton gartleri. Аргументами были: хромосомная несовместимость клеток HeLa с людьми; их способность выживать и расширяться значительно дальше, чем позволяют им ученые-культиваторы; ну и собственный клональный кариотип. Правда, это предложение было отвергнуто другими эволюционными биологами из-за пресловутой неустойчивости числа хромосом HeLa и из-за отсутствия у нее строгой наследственности.

Фотокарточка прабабушки

Вот она, на картинке ниже, главный герой 60 000 научных статей. Кстати, в 2013 году Генриеттины родственники впервые получили авторское право на использование своей прабабушки в научных публикациях, но от всякой денежной награды отказались.

Scanning electron micrograph of an apoptotic HeLa cell
Scanning electron micrograph of an apoptotic HeLa cell. Zeiss Merlin HR-SEM. National Institutes of Health (NIH) Date

Поговорим?

7000
Загрузить картинку. Или две. Или три.
 
 
 
Загрузить музыку
 
 
 

©2019 Газетка     (647) 237-1757     editor@gazet.ca

 Новенький? 

Ну давай, заходи.

 Новенький?     

Не помнишь пароль? Вообще‑то, пить надо меньше.

 Новенький? 

Create Account