Сделано в Канаде: атлантические нефтяные вышки

Hebron

Hebron, нефтяная платформа
Нефтяная платформа «Hebron»
Нефтяная платформа Hibernia, Канада
Первой нефтяной платформой на бетонном гравитационном основании в Канаде была нефтяная платформа «Hibernia», построенная аж 20 лет назад. На момент строительства Hibernia также была самой крупной нефтяной платформой в мире.

Не так давно на Ньюфаундленде акулы капитализма ExxonMobil Canada, Chevron Canada, Suncor Energy, Nalcor Energy и Statoil Canada построили вторую в Канаде морскую гравитационную нефтегазовую платформу на бетонном основании (то есть платформу, удерживаемую на морском дне за счет собственного веса). Платформа «Hebron» побила мировой рекорд по весу верхних строений и затмила недавнюю гордость Роснефти платформу «Беркут», установленную в 2013 году на шельфе Сахалина (совместно, тоже, с компанией ExxonMobil, еще до санкций).

Хебронское месторождение (более 2 миллиардов баррелей нефти) начало добычу 2017 году — через почти четыре десятка лет после того, было найдено в двухстах милях от восточного побережья Канады. Углеводород, который был обнаружен при первом бурении на Хеброне, считался в то время, в начале восьмидесятых, неэкономичным из-за низкого качества пласта. В 1985 году разведку и вовсе свернули: рухнули цены на нефть.

Бурение на хебронском месторождении возобновилось спустя более чем десять лет, и в начале 1999 года скважина показала не только залежи в пару миллиардов баррелей нефти, но и более качественную породу. Далее был период затяжных переговоров о роялти и гонорарах, глобальный финансовый кризис и попытки решить проблему устойчивости нефтяной вышки при столкновениях с айсбергами. В 2010 году строительство океанической буровой платформы «Hebron» было, наконец, санкционировано. План предусматривал общий бюджет в двузначную цифру миллиардов долларов, начались предпроектные работы, затем проектные работы. В 2013 году начали непосредственно строить.

Сухой док для Hebron
Сухой док для бетонного основания нефтяной платформы Hebron, который потом затопят, чтобы вывести конструкцию в залив

Стройка в местечке Bull Arm на Ньюфаундленде была впечатляющей по масштабам. Сначала создали огромный сухой док глубиной 19 метров, изолированный от залива и грунтовых вод. Здесь начали возводить полое железобетонное основание высотой 122 м, диаметром 129,5 м и весом 380000 тонн. На определенном этапе основание вывели из сухого дока и достраивали уже на воде. После того, как бетонное основание было готово, на него надвигом, в состоянии на плаву, установили верхние строения, то есть саму платформу общим сухим весом около 62000 тонн. Затем вся эта громадина была отбуксирована из залива на шельф месторождения Хеброн, где уже пару лет как добывает своё жидкое золото.

Hebron. Основание выведено из сухого дока и достраивается на плаву в заливе Mosquito Bay
Бетонная подошва нефтяной платформы «Hebron» выведена из сухого дока в залив Mosquito Bay и достраивается на плаву.
Нефтяная платформа Hebron в заливе Mosquito Bay
Нефтяная платформа «Hebron» в заливе Mosquito Bay смонтирована и готова к транспортировке на месторождение
Нефтяная платформа, месторождение Хеброн
Транспортировка нефтяной платформы «Хеброн» из залива Mosquito Bay к хебронскому месторождению

Строительство платформы с основанием заняло четыре года и обошлось без малого в 9 млрд USD (это чуть меньше стоимости всего “Северного потока–2”, для сравнения), из которых бетонное основание встало в 4,3 млрд USD. На Ньюфаундленде и в околотке наступили сытые времена: более 2500 человек были трудозаняты на стройке одного только основания — в основном, местные жители. Сама же платформа трудоустроила более 7500 человек.

Всего на освоение месторождения Хеброн ушло 14 млрд USD, включая строительство платформы, буксировку и установку на место, прокладку подводных трубопроводов, бурение и прочие расходы. Конечно, канадская нефтедобывающая отрасль намеревается получить профит, многократно перекрывающий затраты на освоение месторождения. Но такие суммы — абсолютно шальные, с точки зрения простого обывателя на зарплате — расходовались во время строительства с размахом пьяной матросни в южной гавани. Деньги не то чтобы тупо воровались или пилились, как это принято в российской нефтедобыче — нет, в Канаде разбазаривание бабла происходит немного изящнее. К примеру, стоимость изготовления простых металлоконструкций в Ньюфаундленде доходила до 25 тыс. долларов за тонну. При этом, о качестве говорить не приходилось: сварочные работы выполняли местные рукожопые бегемотики, набранные по объявлениям и ничего сложнее ворот для гаража до этого не варившие. Поэтому финальную и ответственную конструкцию делали в Великобритании, руками британских профессиональных сварщиков (высочайшее качество, 6 тыс. долларов за тонну), и уже готовую переправляли морем в Ньюфаундленд.

Hydrocarbon Fields in the Canadian Eastern Shelf near Newfoundland
Месторождения углеводородов на восточном шельфе Канады вблизи Ньюфаундленда

Так или иначе, морская платформа «Хеброн» успешно и в срок запущена и прекрасно работает в сложных северных условиях. Еще одно новое месторождение разработано. В многоэтажном верхнем блоке «Хеброна» живет две сотни нефтяников, в прошлом году они производили и отгружали 40 тыс. баррелей нефти в день, в этом планируется втрое больше.

Это не так много, если сравнивать с добычей в Альберте, объем которой составляет 2,7 миллионов баррелей в день. Но несмотря на то, что бурение на шельфе имеет свои риски, у него есть огромное преимущество: танкеры имеют прямой доступ к нефти. Нефтепроводы на Западе перегружены, в связи с чем международные инвесторы в прошлом году вывели почти 23 млрд долларов активов из канадских нефтеносных песков. В противовес, нефтяные вышки у берегов Ньюфаундленда находятся на политически ничейной земле, это оффшор, и потому лакомый кусок для инвестиций. Костыль, если хотите, для канадской нефтяной индустрии, прихромавшей на западную ногу.

White Rose

Не долго отдыхали местные строители, избалованные бешеными зарплатами. Меньше года назад там же, на Ньюфаундленде, началось строительство еще одного сложнейшего инженерного монстра — морской нефтяной платформы «White Rose». На другой стороне острова, на продуваемом ветрами пятачке в Арджентии, в суровых северных условиях, Канада строит свою третью гравитационную нефтегазовую платформу на бетонном основании. Стоимость проекта — 9,5 млрд USD.

Проект White Rose. Строительство бетонного основания
Argentia, Newfoundland. Сухой док для строительства бетонного основания нефтяной платформы «White Rose».
Нефтегазовая платформа «White Rose», проект
Нефтегазовая платформа «White Rose» на бетонном гравитационном основании, проект

Вообще, месторождение White Rose (350 км к востоку от Ньюфаундленда) принадлежит Husky Energy с долей 72,5% и Petro-Canada с долей 27,5%. Нефтяной бассейн в 40 кв. км, содержащий около полмиллиарда баррелей нефти, был открыт в 1984 году. В 2005 году здесь начали качать нефть. Сейчас в качестве нефтепромысловой платформы Husky Energy использует FPSO (плавучую установку для добычи, хранения и выгрузки нефти); проще говоря, огромный корабль с романтическим именем SeaRose.

SeaRose FPSO, Husky Energy
FPSO SeaRose. Красный цвет — не потому, что корабль канадский, а потому что все FPSO традиционно красные.

FPSO «SeaRose» в последние годы слишком часто мелькает в новостной повестке в связи со скандалами. В ноябре прошлого года с FPSO «SeaRose» в два приема вытекло 250000 литров нефти — a это, на минуточку, крупнейший разлив в истории канадской атлантической нефтедобычи. В позапрошлом году власти останавливали добычу на месторождении из-за того, что Husky Energy «по экономическим причинам» (другими словами, из жадности) нарушила правила: при приближении айсберга не прекратила добычу и не увела FPSO «SeaRose» в безопасное место. На борту в это время находилось 84 человека и более 340 тысяч баррелей сырой нефти. Столкновения чудом не произошло, но скандал был — мама не горюй.

Буксировка айсберга в сторону от нефтяной платформы
Буксировка айсберга в сторону от нефтяной платформы «Hibernia»

Тут надо заметить, что в холодных водах Атлантики, в отличие, скажем, от Карибского бассейна, главную опасность для нефтедобычи представляют не ураганы (ураган Катрина в 2005-ом разрушил 44 нефтяные платформы), а подводные льды и айсберги.

Несмотря на то, что проектировщики строящейся нефтяной платформы «White Rose» гарантируют, что ее бетонное основание выдержит встречу сo средней величины айсбергом — любые столкновения, даже с куском льда размером с концертный рояль, нежелательны. Поэтому «White Rose» будут охранять два буксира с усиленным корпусом — точно так же сейчас охраняются две другие канадские морские платформы на бетонном основании, «Hibernia» и «Hebron». Как только служба ледовой разведки (созданная, кстати, сразу после гибели «Титаника» в 1912 году) сообщает о приближении айсберга, буксиры окружают его петлей из полимерного троса, иногда длиной в пару-тройку километров, и тянут в сторону от платформы; на буксировку большого айсберга уходит до трех дней. Работа это сложная и опасная (айсберги имеют свойство неожиданно переворачиваться), но по‑другому никак.

Вернемся в сухой док, где сейчас строится бетонное основание для «White Rose». Здесь красиво, но ветренно, сыро и промозгло. К берегу подплывают первые в этом году айсберги; новые строители бегают на гору смотреть на них с высоты, бывалым пофигу. В прошлом году мы выбились из графика: не успели в погодное окно с мая по ноябрь, чтобы вывести конструкцию на воду. Теперь большая часть работ будет выполнена на суше, а не на море. В целом, это безопаснее — но первую нефть ожидайте не в первом квартале 2022 года, а в последнем.

Скользящая опалубка. Монтаж трубопроводов в бетонную конструкцию
Слева: Скользящая опалубка — технология с отлаженной, как часы, логистикой. Идёт такая операция непрерывно, в любую погоду, 24 часа в сутки 7 дней в неделю. На скользящей опалубке никогда не бывает скучно, это самый сложный интересный строительный процесс, в котором мне доводилось участвовать. Справа: Монтаж трубопроводов в бетонную конструкцию.
Капитальные трубопроводы в конструкции основания White Rose
Капитальные трубопроводы в конструкции основания буровой платформы «White Rose». Бетонное снование служит продолжением верхней платформы: в нём пролегают системы, которые связывают платформу с берегом — это технологические и транспортные трубопроводы, система управления и система питания. Бетонное снование имеет и собственные системы, временные, для буксировки и установки на дно: система подачи цементирующего раствора, система вентиляции, балластная система, система индикации всплытия. После того, как платформа установлена на месторождение, временные системы глушатся и консервируются до демонтажа.

Говорят, наступает новая эра, эра возобновляемых источников энергии, когда человечество перестанет качать нефть. Наша вышка вот точно до новой эры не доживет, потому что морские платформы на бетонном основании рассчитаны только на три–четыре десятка лет: стальная арматура имеет свойство ржаветь, да и выработка месторождения обычно укладывается в этот срок. Обязательное условие в проекте «White Rose» — быть демонтируемой конструкцией. Так что лет через тридцать это технологическое чудо тем же порядком будет отбуксировано на берег и разобрано, как его и не было.

Поговорим?

7000
Загрузить картинку. Или две. Или три.
 
 
 
Загрузить музыку
 
 
 

©2019 Газетка     (647) 237-1757     editor@gazet.ca

 Новенький? 

Ну давай, заходи.

 Новенький?     

Не помнишь пароль? Вообще‑то, пить надо меньше.

 Новенький? 

Create Account